Конституционный суд: богослужение — это не миссионерская деятельность

Автор: | Апрель 3, 2018

Важная новость для всех неправославных христиан России.

Конституционный суд РФ указал, что простое приглашение на богослужение не является миссионерской деятельностью.

Оригинал статьи здесь.

За время действия «пакета Яровой» в миссионерской части количество дел об административных правонарушениях исчисляется уже сотнями. Многие из этих дел похоже на дело, о котором пойдет речь ниже – они чрезвычайно опасны, и к их расследованию привлекаются лучшие силы правоохранителей. Расследование этого опасного правонарушения начиналось очень серьезно – его осуществляло Управление ФСБ России по Тамбовской области. Именно они в рамках оперативно-розыскной деятельности выявили факт нарушения действующего законодательства гражданином Степановым. Далее ФСБ передала в Прокуратуру Тамбовского района Тамбовской области соответствующую информацию с целью принятия мер прокурорского реагирования. Информация была направлена от имени начальника управления в звании генерал-майора, что говорит о ее чрезвычайной серьезности.

Согласно представленной информации гражданин Степанов С.Н., на своей странице в социальной сети «Вконтакте» 15 апреля 2017 года разместил в неограниченном доступе приглашение на Пасхальное богослужение религиозной организации «Источник Жизни». По указанному факту прокуратурой было возбуждено производство об административном правонарушении в отношении Степанова С.Н. по части 4 статьи 5.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. 10 июля 2017 года Постановлением мирового судьи судебного участка № 1 Тамбовского района Тамбовской области Степанов С.Н. признан виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 4 статьи 5.26 Кодекса об административных правонарушениях РФ, с назначением штрафа в размере 10 000 рублей. Апелляционная инстанция — Тамбовский районный суд Тамбовской области оставил постановление без изменения.

Таким образом, было выявлено опасное правонарушение, а виновный понес наказание.

Однако, не согласившись, что действия Степанова содержат состав выявленного правонарушения, мы решили обратиться в Конституционный суд РФ с жалобой на несоответствие Конституции РФ, примененных в деле норм закона. В частности, в жалобе указывалось то, что, во-первых, нормы закона не позволяют разделить реализацию гражданами своего права на свободу вероисповедания, осуществляемого ими в форме распространения своих религиозных убеждений индивидуально и по своей собственной инициативе, от миссионерской деятельности. Во-вторых, какая деятельность является деятельностью, направленной на распространение информации о вероучении религиозного объединения, — это распространение информации, содержащей какие-либо постулаты вероучения этого религиозного объединения, или такой деятельностью является даже простое объявление о проводимых религиозным объединением мероприятиях.

13 марта 2018 года Конституционный суд РФ вынес определение об отказе в принятии жалобы к рассмотрению. Надо заметить, что это обычная практика суда, когда он выносит определение об отказе в принятии жалобы, но в определении дает толкование оспариваемых норм. В большинстве случаях обращения в Конституционный суд – это и является целью заявителей.

В своем определении по данному делу Конституционный суд дал толкование норм регулирующих миссионерскую деятельность. Я считаю, что это толкование не разъясняет неопределенность, касающуюся распространения личных религиозных убеждений, так как присутствуют двоякие формулировки. Но по поводу того, что является «распространением информации о вероучении», мы видим однозначный ответ.

Вот, что говориться в определении Конституционного суда:

«Таким образом, под миссионерской деятельностью религиозного объединения применительно к отношениям, регулируемым Федеральным законом «О свободе совести и о религиозных объединениях», понимается деятельность, которая, во-первых, осуществляется особым кругом лиц (религиозное объединение, его участники, иные граждане и юридические лица в установленном порядке), во-вторых, направлена на распространение информации о своем вероучении (его религиозных постулатах) среди лиц, не являющихся участниками (членами, последователями) данного религиозного объединения, в-третьих, имеет целью вовлечение названных лиц в состав участников (членов, последователей) религиозного объединения посредством обращения к их сознанию, воле, чувствам, в том числе путем раскрытия лицом, осуществляющим миссионерскую деятельность, собственных религиозных воззрений и убеждений. Системообразующим признаком миссионерской деятельности при этом является именно распространение гражданами, их объединениями информации о конкретном религиозном вероучении среди лиц, которые, не будучи его последователями, вовлекаются в их число, в том числе в качестве участников конкретных религиозных объединений.

Иными словами, распространение религиозным объединением, его участниками, другими лицами вовне информации о деятельности данного религиозного объединения, проводимых им мероприятиях, включая богослужения, другие религиозные обряды и церемонии, подпадает под определение миссионерской деятельности как таковой, только если содержит названный системообразующий признак: при его наличии установление факта осуществления религиозным объединением, его участниками, иными лицами миссионерской деятельности на законных основаниях требует, помимо решения иных вопросов, выявления всех признаков миссионерской деятельности, указанных в пункте 1 статьи 24.1 и пункте 2 статьи 24.2 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», а его отсутствие в осуществляемой в области вероисповедных отношений деятельности свидетельствует о том, что такая деятельность не может квалифицироваться как миссионерская в смысле Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», а потому она, даже если и совершается с нарушением требований законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях, не образует состава правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 5.26 КоАП Российской Федерации.»

Факт осуществления миссионерской деятельности может считаться доказанным только при наличии всех указанных в законе признаков. Это отчетливо видно из текста закона. Однако суды в большинстве случаев не хотели исследовать, выявлены ли все признаки. Теперь, после того, что сказал по данному вопросу Конституционный суд, надеюсь, что суды будут тщательней подходить к рассмотрению данной категории дел, так как в определении указано, что «Отграничение же миссионерской деятельности от иных видов деятельности в области вероисповедных отношений, в том числе направленных на публичное информирование … является прерогативой иных уполномоченных органов и судов, которая при решении названных вопросов предполагает в необходимых случаях назначение религиоведческой экспертизы».

Относительно второго вопроса — о том, что является «распространением информации о вероучении», можно однозначно ответить, — простое приглашение на богослужение не может считаться миссионерской деятельностью, так как не содержит «информации о вероучении (его религиозных постулатах)».

Так получилось, что упомянутое определение Конституционного суда РФ вышло накануне Пасхи (за приглашение на которую в прошлом году и был привлечен к ответственности Степанов). Поэтому спешу обрадовать всех работников ФСБ, в этом году им нет необходимости тратить свое драгоценное время на выявление по всем соцсетям правонарушителей, приглашающих на Пасхальные богослужения. Надеюсь данный факт положительно скажется на обеспечении безопасности в нашей стране.

адвокат Сергей Чугунов
www.sclj.ru

Конституционный суд: богослужение — это не миссионерская деятельность: 4 комментария

  1. Алла К.

    За настоящими преступниками гоняться хлопотно, а звезды на погоны нужно добывать, вот и нашли наши «блюстители порядка» «золотое дно со звездами» . Кто же и как же их теперь от этого неиссякаемого источника отвадит? Господи, помилуй!

    1. Алла К.

      А я и не называла никаких конкретных структур. «Блюстители порядка»-это очень правильное название. Это хорошо, когда есть те, кто следит за порядком. Плохо, когда вместо пресечения настоящей преступной деятельности, блюстители порядка начинают преследовать мирных граждан за их религиозные убеждения. Они это делают либо ради борьбы с инакомыслием или же просто ради продвижения по службе. Аккуратность их при этом совсем не интересует. Да помилует и защитит Господь тех, кого они гонят и да простит и помилует Господь самих этих гонителей.

      1. Вячеслав

        Алла, поймите, у правоохранительных органов есть внутренние циркуляры и инструкции, которым они обязаны следовать, не исполнять которые они не могут, потому что за это с них спросят, так что это не простая «погоня за звёздами», это, прежде всего, исполнение своих служебных обязанностей. Как они это делают — это уже другой вопрос.
        Я хочу вернуться к сути дела. Для нас, верующих-христиан, избравших узкий путь служения Богу, как я понимаю, это разъяснение ничего практически не меняет, т.к. оно касается лишь приглашения на богослужение, которое теперь не.считается миссионерской деятельностью. Само же богослужение, которое происходит у нас в частном домовладении, трактуется властями, в понимании закона а миссионерской деятельности, как «нарушение закона о миссионерской деятельности». И как нас судили, обвиняя в нарушении законодательства о свободе совести, так и будут судить. Конституционного права на исповедание своей веры и распространение своих взглядов у нас нет (ст. 28 Конституции РФ), его нас лишили. Да укрепит нас Господь идти и далее этим узким путём верности Богу!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.