Еф. 4:1-2 Честь мундира

Автор: | Февраль 17, 2016

1 Итак, я, узник в Господе, умоляю вас поступать достойно звания, в которое вы призваны,
2 Со всяким смиренномудрием и кротостью и долготерпением, снисходя друг ко другу любовью

Еф.4

Есть такое выражение — честь мундира. Некогда А. Суворов дал такую характеристику русскому офицеру:

«Весьма смел, но без запальчивости,
скор без опрометчивости,
деятелен без легкомыслия,
подчинен без унижения,
честолюбив без лукавства,
тверд без упрямства,
скромен без притворства,
основателен без педантства,
приятен без ветрености,
благорасположен без коварства,
Проницателен без пронырства,
откровенен без простодушия,
приветлив без околичностей,
уступчив без корыстолюбия».

В наставлении офицерам Нарвского пехотного полка говорилось:

«Офицера дурного и распутного поведения в полку терпеть не должно». Существовал целый свод правил поведения офицера (зачастую неписаных) на службе, офицерском собрании, в быту, с товарищами, в кругу семьи и т. д. Например, такие:

«Офицер должен воздерживаться от всяких увлечений и от всех действий, могущих набросить хотя бы малейшую тень на него лично, а тем более на корпус офицеров. Слово офицера. всегда должно быть залогом правды, и поэтому ложь, хвастовство, неисполнение обязательства – пороки, подрывающие веру в правдивость офицера, бесчестят его звание и не могут быть терпимыми».

О чести русского офицера я приведу ниже еще несколько цитат, ибо они интересны. Апостол Павел поднимает похожую тему — о чести христианине, а достоинстве его звания. В чем оно заключается? Что именно подразумевал Апостол, когда говорил, что нужно вести себя достойно звания, в которое мы призваны?

Судя по вышеприведенной цитате из послания к Ефесянам можно сделать вывод, что достоинство христианина заключается в правильно отношении к другому — с любовью и смиренномудрием. Если этого нет, то христианин поступает недостойно такого высокого звания, которое ему было подарено Богом.

Честное слово офицера было свято. Офицер, давший честное слово, непременно должен был его выполнить. Когда Суворов прибыл в Измаил, продавцы стали продавать его солдатам товары под честное слово. Измена слову, фальшь, низость не достойны звания офицера. Ни один офицер не мог’ обмануть другого офицера или, тем более, своего начальника.

Считалось неэтичным утаивать непорядочные поступки от своих товарищей. Лжеца немедленно судил офицерский суд чести. Его лишали мундира и изгоняли из полка. Он был навеки обесславлен в офицерской среде. Причем с офицерами, ушедшими в отставку по приговорам судов чести, общаться было не принято.

Недопустимым было кляузничать, распускать о ком-нибудь сплетни. Как указывалось в справочной книге для офицеров «Первые шаги молодого офицера»: «Сплетня является всегда под личиною участия, простодушия или злой насмешки, а потому оскорбительно действует на самолюбие. Человеке достоинством никогда не решится быть передатчиком сплетен, да. и сами сплетни при передаче часто совершенно изменяют тот смысл, с которого было сказано, а между тем они ссорят,. раздражают самых достойных людей. Сплетни следует выслушивать хладнокровно и в то же время попросить лицо, их передавшее, повторить то же самое при том, кого обвиняют в сплетнях. Это самое лучшее средство прекращать подобное зло»’.

Офицер не имел права принимать участие в ссоре на улице, появляться на людях в нетрезвом виде. Он должен был’ помнить, что жизнь его в обществе бросает блеск или тень не только на него, но и на честь его полка, и поэтому поведение его на публике должно быть благоразумно и осторожно, при соблюдении строгой вежливости н уважения к людям.

«Скромный и приятный тон, ловкий такт дается природою, но образуется наглядностью и изучением». Большинство офицеров следовало этому правилу. По крайней мере, стремились не иметь в обращении, разговоре, голосе и в особенности в жестах привычек, отличающихся безвкусием. Офицерский этикет обязывал быть расчетливым в домашнем хозяйстве и не выходить из своих средств, соизмеряя с ними свои потребности и желания. Офицеру, который «всякий день должен быть готов к походу и перемещениям», не следовало иметь ни долгов, ни излишних вещей.