Кого хочет миловать Бог…

Автор: | Сентябрь 17, 2015

Один из камней преткновения, который встает на пути рассуждающих о спасении, является вопрос о безусловности избрания. Напомним, о чем идет речь. Подавляющее большинство исследователей Библии не сомневаются в том, что именно Бог является движущей силой нашего Спасения. В Священной Писании множество текстов говорит о том, что именно Он избрал нас. Но возникает вопрос: Его избрание безусловно или условно. Другими, словами, когда Бог избирал тех или иных людей для Себя, руководствовался ли Он какими-либо условиями или причины Его выбора лежат вне человека.

Именно этот вопрос вынесен в первый из пяти дортских канонов «О безусловном избрании».

«Избрание есть Божие неизменное намерение, согласно которому прежде основания мира, по свободному изволению Своей воли и одной лишь благодати, Бог избрал из всего человечества, впадшего по собственной вине из [состояния] непорочности во грех и погибель, определенное число людей, – и они были не лучше и не хуже других, ибо так же пребывали в пагубном состоянии, – к спасению во Христе, Которого еще от вечности определил быть Ходатаем, Главою всех избранных и основанием их спасения».

Этот канон был ответом на первый артикул ремонстранотов, который гласил, что «Условное предопределение: Божественный промысел учитывает согласие людей (то есть вера является предметом выбора)».

В учении кальвинизма пункт о безусловном избрании – второй из пяти, составляющих так называемый Тюльпан (от англ. TULIP).

В. Дж. Ситон, поясняя эту доктрину, указывает на то, что избрание Божье не основано на каком-либо качестве человека, его мыслях или желании. Более того, неверное толковать, что Бог, находясь, вне времени увидел, кто примет Его слово, а кто нет, и, основываясь на этом предузнании, Он избирает одних и оставляет в не избрании других (http://www.reformed.org.ua/2/316/Seaton).

Данная небольшая статья не призвана рассмотреть этот вопрос в достаточной мере. В ней будет сделана попытка разобрать один из аргументов, который приводится защитниками доктрины о безусловном избрании.

В процессе рассуждений на эту тему в конце-концов, в качестве доказательства безусловности избрания, сторонники этой теории приведут следующие тексты:

«Ибо как Отец воскрешает мертвых и оживляет, так и Сын оживляет, кого хочет» (Иоан. 5:21).

«Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит:так бывает со всяким, рожденным от Духа» (Иоан. 3:8).

«Итак, кого хочет, милует; а кого хочет, ожесточает» (Рим. 9:18).

Тексты, безусловно, очень сильные. Ключевое слово, которое определяет избрание, в этих текстах, это слово «хочет». Именно оно наводит на мысль о том, что желание Бога в вопросе избрания не зависит от человека. Но так ли это? Об этом ли говорит слово «хочет». Разве в слове «хочет» не заложено условие?

Приведем пример.

«Жена связана законом, доколе жив муж ее; если же муж ее умрет, свободна выйти, за кого хочет, только в Господе» (1 Кор. 7:38)

Итак, перед женщиной стоит выбор за кого выйти замуж. Она вольна сделать это в соответствие со своими желаниями. Это её выбор, её воля. Но разве этот выбор не зависит от избираемого человека? Например, она хочет выйти замуж за блондина, а также ее сердце расположено к мужчинам, которые умеют играть на фортепиано и говорить на итальянском. Можно предположить, что сделавший ей предложение поляк брюнет, которому в детстве медведь наступил на ногу, получит отказ.

Другой пример. Когда мы стоит перед столом, полным яств, то мы выбираем то, что нам хочется. Разве, наш выбор не зависит от того, что находится на столе? Мы выбирает то или иное в зависимости от качеств того или иного продукта.

Слово «хочет», которое употребляется в Рим. 9:18, встречается в сотнях мест Нового Завета, и везде это слово употребляется в самом обычном значении.

В Ветхом Завете мысль о том, что Бог избирает Себе, основываясь на определенных качествах или чувствованиях человека, тоже находит свое подтверждение. Например, обращаясь к народу Израильскому, Бог говорит о том, что не место Храма определяет Его присутствие, ибо «Так говорит Господь: небо — престол Мой, а земля — подножие ног Моих; где же построите вы дом для Меня и где место покоя Моего? Ибо все это соделала рука Моя, и все сие было, говорит Господь. А вот на кого Я призрею: на смиренного и сокрушенного духом и на трепещущего пред словом Моим» (Ис. 66:1-2).

В этом тексте Бог показывает Свои предпочтения, кого же именно Он хочет приблизить к Себе – тех, кто смиряется, сокрушается и трепещет перед Словом Его.

Давайте обратим свое внимание на девятую главу послания к Римлянам. В восемнадцатом стихе мы видим те же самые слова «итак, кого хочет, милует; а кого хочет, ожесточает». Если наша точка зрения верна, то в этой главе будет раскрыто, кого же Бог хочет миловать, а кого нет. Чуть выше речь идет о фараоне, который приводится в пример. В семнадцатом стихе конкретно сказано, что «Писание говорит фараону:«для того самого Я и поставил тебя, чтобы показать над тобою силу Мою и чтобы проповедано было имя Мое по всей земле».

Зададим вопрос: почему Бог захотел ожесточать фараона, но, например, не захотел ожесточать Моисея. Зависело ли такое расположение Бога от самих фараона и Моисея или нет.

Бог говорит фараону «для того я поставил тебя». О каком периоде жизни фараона идет речь? В подстрочном переводе слово «поставил» имеет значение «поднял». Почти дословно этот же текст приведет и в книге Исход:

«Но для того Я сохранил тебя, чтобы показать на тебе силу Мою и чтобы возвещено было имя Мое по всей земле» (Исх. 9:16).

Сопоставляю этот текст и текст из послания к Римлянам мы видим, что когда речь идет о том, что Бог поставил фараона, то не имеется ввиду, что поставил его фараоном в принципе, а то, что сохранил его фараоном в определенный период жизни. О чего же сохранил?

Когда были сказаны эти слова? Во время четвертой казни, когда Бог послал на Египет язвы.

Чуть раньше сказано:

«Ибо в этот раз Я пошлю все язвы Мои в сердце твое, и на рабов твоих, и на народ твой, дабы ты узнал, что нет подобного Мне на всей земле; Так как Я простер руку Мою, то поразил бы тебя и народ твой язвою, и ты истреблен был бы с земли…» (Исх. 9:15-16)

То есть, Бог послал казнь, которая должна была бы привести фараона к смерти. Если бы фараон умер из-за этих язв, то никто бы не удивился – он уже достаточно много нагрешил, чтобы Бог приговорил его к смерти. Но фараон нужен был для некоторых Божьих планов, и поэтому Бог оставляет ему жизнь. Но фараон уже переступил черту, за которой возврата нет – он уже должен был умереть. Его жизнь была жизнью противления Богу и Бог захотел ожесточить его. Во время предыдущих казней, когда Бог давал фараону шанс, сказано, что фараон ожесточал сердце свою – это было его решение, его выбор, но, начиная с язв, уже Бог ожесточает сердце фараона.

Итак, Бог кого хочет, того и ожесточает. А хочет Он ожесточать тех, кто ожесточается сам.

Приведя в пример фараона Павел, предвидя аргумент против этого, отвечает на него:

«Итак, кого хочет, милует; а кого хочет, ожесточает.Ты скажешь мне: «за что же еще обвиняет? Ибо кто противостанет воле Его? А ты кто, человек, что споришь с Богом…» (Рим. 9:18-20)

На первый взгляд этот аргумент против той точки зрения, которая излагается в этой статье. То есть, если Бог кого хочет, того ожесточает, то за что же Он обвиняет? Ведь в этом случае человек не виноват! На что, Павел отвечает словами: а кто ты такой, чтобы спорить с Богом. Если Он так захотел, то значит тому и быть. Казалось бы, апостол Павел подтверждает идею о безусловной воле Бога.

Чтобы разъяснить этот текст нужно обратится ко всей главе. Зачем она вообще написана, какую мысль хотел донести Апостол до читающих?

Приведем краткое изложение этой главы:

Я переживаю за Израильтян (1-3).
Им принадлежит все: обетование, слово, заветы и так далее (4-5).
Раз им все принадлежит, а этого у них сейчас нет, то означает ли это, что Слово Бога не сбылось? (6)
Нет, не означает! Слово сбылось! Действительно, Израильтянам все обещанное принадлежит, но Израильтяне это не те, которые по плоти, а те, которые по духу, по вере (6).

Вот с этим последним пунктом Иудеи никак не могли согласится. Они были уверены, что если они родились в народе Израильской, обрезаны и воспитаны в отеческих традициях, то они обязательно – дети Божьи. Иисусу Христу приходилось разрушать в Иудеях эту уверенность. Он утверждал, что физическое родство с Авраамом не является необходимым условием для того, чтобы быть в духовном родстве с Авраамом. Христос называл веру и дела Авраама – единственными условиями для этого.

Когда ап. Павел выдвинул тезис о том, что не все дети Авраама, кто от семени его, а дети обетования признаются за семя, то, конечно, ему нужно было доказать этот тезис.

Так вот, истории про Сару, Рахиль, Исава и Иакова, фараона и Моисея, почетные и непочетные сосуды – это все лишь доказательства основного тезиса. Это видно при разборе текста.

тезис: (6-8) ибо не все те Израильтяне, которые от Израиля; И не все дети Авраама, которые от семени его, но сказано:«в Исааке наречется тебе семя». То есть не плотские дети суть дети Божии, но дети обетования признаю́тся за семя.

Доказательство 1: Сарра (9)
Доказательство 2: Ревекка и ее два сына (10 – 13)

Давайте рассмотрим оба доказательства. Каким образом, пример Сарры доказывает, что именно дети обетования признаются за семя? В данном случае, ответ несложен. Авраам и Сарра в какой-то момент времени решили помочь Богу в исполнении Его обетования. В результате родился Измаил. В Быт. 17:18, после того, как Авраам еще раз услышал о будущем наследнике, он сказал следующие слова, полные неверия: «о, хотя бы Измаил был жив пред лицом Твоим», но «Бог же сказал: именно Сарра, жена твоя, родит тебе сына, и ты наречешь ему имя: Исаак; и поставлю завет Мой с ним заветом вечным [и] потомству его после него» (19). Мы знаем из девятой главы послания к Евреям, что для рождения Исаака у Сарры должна была проявиться вера, которой изначально не было. Итак, пример с Саррой очевидно доказывает тезис, выдвинутый апостолом Павлом в Рим. 9:6-8.

С доказательством 2 все не так просто. То что это именно доказательство тезиса, а не отдельная новая тема, говорят слова «И не одно это; но…» (Рим. 9:10)

Павел пишет, что «так было и с Ревеккою…». Как было? Так же как у Сарры. А в чем аналогия между рождением детей Сарры и детей Ревекки? Какое обетование получила Ревекка? Ответ на этот вопрос содержится в отрывке с 11 по 13 стих. Обетование такого – больший будет в порабощении у меньшего. То есть, Бог устраняет общепринятое правило, по которому благословляется всегда старший сын (это безучастное правило – родился старшим, значит будешь благословен – никакого участия человека), и вводит новое правило. Что же это за новое правило?

Давайте посмотрим как этот текст выглядит в Ветхом Завете.

Слово «больший» здесь не употребляется в этом тексте в значении «старший». Это слово (номер Стронга 3187) употребляется во многих текстах Библии в значениях «многочисленее», «громче», «сильнее» и так далее.

Еврейские раввины, толкуя этот текст, тоже уходят от значения «старший/младший»

Яаков — человек скромный, живущий по книге, стремящийся в первую очередь к духовному совершенству. Эйсав — живёт мечём, стремится к господству над другими людьми, духовность ему чужда.

Большую часть истории цаир, т.е. малочисленный Яаков, служит раву — великому Эйсаву. Но в конце дней выяснится, что на самом деле всё было устроено именно для великого не числом, а духом Якова. Получится, что на самом деле великий служил малому.

Другими словами, кто из них будет большим (а не старшим) и меньшим (а не младшим) и определит то, кто именно получит благословение.

источник

Таким образом, правило наследования благословения из безучастного правила, то есть такого правила, которое не зависит от самого человека, становится тем правилом, которое определяется состоянием человека.

Узнав это фарисей мог воскликнуть: неужели неправда у Бога!? Он же сказал, что мы – дети Его! На что Павел отвечает – а ты кто такой, что споришь с Богом. Бог решил, что Его дети – это дети по вере и обетованию, а не по плоти, значит так тому и быть.

Неправды в том, что Бог называет детьми Своими детей по вере нет, потому что Сам Бог Моисею говорит: кого я помилую Того и помилую. То есть, это суверенное решение Бога выбрать условия усыновления. Он выбрал – детей по вере. Павел говорит о том, что Богу никто не может указывать какие условия устанавливать. Если Он хочет миловать тех, кто имеет в Него веру, то не нужно спорить с Богом и настаивать на том, что именно физическое родство с Иудеями дает право на наследие и обетования.